Виктор Гончаренко

Гончаренко: Второй тайм был гораздо хуже первого

Пресс-конференция главного тренера ПФК ЦСКА после матча с «Ференцварошем».

— Во многих матчах мы очень хорошо проводим первый тайм, а во втором играем плохо. Те моменты, которые создали в первом тайме, должны были реализовать. К сожалению, этого не получилось. Но главная причина — не упущенные моменты, а то, что второй тайм гораздо хуже первого.

— Вопрос о реализации. Когда не забивают такие игроки, как Влашич и Сигурдссон, чем это можно объяснить? И как такие вещи тренируются?
— Путем тренировок качество атаки можно улучшить, но не коренным образом. Скорее свою роль играет психология. Когда ты торопишься, то ворота кажутся маленькими, а вратарь большим. Когда ты более расслаблен, все наоборот. Важно и то, в каком состоянии подходишь к игре. Если ноги ватные, сложнее реализовать свои моменты. Есть масса факторов, помимо тренировок.

— Сергей Ребров высказал мнение, что вам было физически тяжело после 90 минут на синтетике в Уфе в предыдущей игре. Может ли это тоже быть причиной поражения?
— На что точно не надо ссылаться, так это на синтетику, как и на невезение. Если бы дело было в синтетике, это сказалось бы в заключительные 15 минут, а у нас в целом второй тайм выпадает. Мы очень часто путаем понятия «играть быстро» и «торопиться». Если ты хочешь играть быстро, надо мяч переводить с фланга на фланг, а мы лишь торопимся быстро обострить ситуацию, соответственно появляется пространство за нашей спиной. Это нас выматывает. Мы проводим очень много атак, больше всех в лиге, но торопимся и получаем встречные атаки.

— Георгий Щенников снова не был в заявке. У него какие-то проблемы или он просто еще не готов?
— Он тренируется, но этого пока мало. Он с мая не играл в официальных матчах. Жора хорошо выглядел на момент выхода из отпуска, но, к сожалению, больше трех месяцев потерял из-за травмы. Он тренируется не так долго в общей группе.

— После матча вы вместе со всей командой подошли к фанатской трибуне и о чем-то с ними говорили. Можете сказать, что там было?
— Это была инициатива капитана команды. Считаю, это правильно. Надо быть с ними и после поражений, и после побед.

— Каково ваше отношение к термину «молодая команда» и в целом к этому образу? Когда стоит забыть об этой формулировке и воспринимать ПФК ЦСКА как команду без оговорки про возраст?
— Надо улучшать молодую команду тренировками. Плюс общеизвестно, что крупные турниры — чемпионаты мира, Лигу чемпионов — выигрывают возрастные команды, где игрокам в среднем по 28-29 лет. Это может звучать как оправдание. Не думаю, что провалы во вторых таймах стоит объяснять молодостью. У нас перспективный, но молодой состав. Опыт приобретается и путем таких поражений тоже. Надеюсь, это не расплывчатое объяснение.

— Видите ли вы проблему в центре поля? В первом тайме были удары из глубины, острота шла от Облякова в первую очередь. Во втором после перестроений были провалы, один из которых привел к голу…
— Задача тренера — делать так, чтобы команда проявляла свои лучшие качества, и скрывать ее недостатки. Если у нас есть проблемы, мы пробуем их скрыть. Если есть сильные стороны, пробуем их улучшить. Сейчас у нас есть определенные проблемы в центре поля. Любое сочетание опорных полузащитников оценивает только атаку. Мы постоянно говорим об этом. В первом тайме мы неплохо атаковали, но когда Обляков или Ахметов сваливаются во фланги и оставляют пространство между собой и защитниками в 35 метров, обороняться сложно.

источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.